ГЛАВНАЯ МЕДИАТЕКА НОВОСТИ КАБИНЕТ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ Войти Регистрация

СЕЛАДО: искусство чтения


Близкое знакомство с буквами начинается с постижения процесса чтения.  Чтение начинается с глаз, с этой «калитки в мир»[Святой Августин], через которую просачиваются образы и понимание некого «зрительного духа»[Гален] отражающего мир.

Одним из первых ученых, который  глубоко изучал природу чтения был аль-Хайтам, приглашенный ко двору  аль-Хакима (ХI век н.э.), с целью найти способ управления течением Нила. С Нилом у аль-Хайтама не очень задалось, зато он написал грандиозный труд по оптике. А также пришел к выводу, что чтение связано не только с видением и восприятием букв, но и с умением делать выводы, выдавать суждения, использовать память, сравнивать с существующим опытом… На процесс чтения влияет все: время, место, форма подачи материала, шрифт… Через восемь веков после смерти аль-Хайтама  французские ученые[Мишель Да, Поль Брок] порознь проводившие исследования, но пришедшие к схожему выводу, высказали предположение,  что в момент зачатия в результате генетического процесса у будущего человека запускаются программы формирования способности кодировать и декодировать язык (как правило, за это отвечает участок левого полушария, а у левшей и оберуких эта функция передается  правому полушарию). Позже нейроисследователи подтвердили эту информацию. Таки да, на генетическом уровне формируется специальная область, которая поможет в будущем человеку научиться читать.

Получается, что когда  первый писец выцарапывал и выдалбливал первые слова, человеческое  тело уже было способно  к чтению и письму, хотя оба эти искусства к тому времени не были известны.  Тот факт, что человек обретает способность читать еще до того как научается это делать, возвращает нас к идее Платона, согласно которой знание существует внутри нас до того, как мы воспринимаем его извне. Дальнейшие исследования подтвердили, что чтение идет как бы в несколько приемов:

- необходимо «увидеть» слово;

- и необходимо «обдумать» его в соответствии с имеющейся информацией, то есть «вспомнить» и «до-придумать» понимание этого слова.

По сути, мы не только читаем слова, чтобы понять текст, мы еще, и каждый раз, воссоздаем его значения, мы продуцируем новые образы и формируем вербальные метаморфозы реальности, мы реконструируем  смысл. Но будем реалистами, до сих пор нет четкого понимания как же это происходит. Мы конечно читаем – но все еще не знаем, что мы делаем на самом деле в этот момент.

Интересно, что некоторые азбуки (например, глаголическая письменность) первоосновой считала образ буквы, а не символ, то есть любая надпись представляла собой некий набор связный образов.  И каждая буква являла собой  значение, которое наполнит смыслом само слово. Например, слово день. Состоит из букв «Добро есть род». Итак, человек встал в период времени, когда «Добро есть род», то есть он где-то на подсознании уже получил программу на определенные действия, просто потому, что за каждой буквой стоит образ. Да, и спать он лег в «ночь», когда род очищается божественным огнем и встречается с круговоротом времени. Он не просто спит, а конкретно может очистить род и перейти на новый уровень понимания бытия, совершить коловорот. Пусть свой маленький, но ежедневный, как ритуал того, что день прошел в добрых делах рода. Конечно, это трактованные достаточно вольное, но и эта упрощенная схема наглядно показывает, как мог происходить поиск читаемого значения.

Для желающих поискать новые смыслы  в чтении таблица соответствий  глаголической и славянской азбук.



Материал приводится по книги «Аз буки ведаю», М.: СЕЛАДО, 2015. Посмотреть книгу на сайте издательства: тут

Интересно отметить, что глаголическая письменность и по сей день используется некоторыми славянскими культурами. И по сей день в ограниченных количествах ее можно встретить в шифрованных граффити городского искусства городов Восточной Европы. То ли как знак семантической памяти людской, то ли как символ принадлежности к определенной культуре.  Судить об этом сложно. Но очевидно, что глаголица давала человеку целый мир образов, которые складывались в причудливый мир реальности, наполненный смыслами и переживаниями.  Которые, судя по ее живучести, были легки в запоминании и в воспроизведении.  

Ведь еще аль-Хайтам указывал,  что основная задача текста, передать читателю «то, на что туманно намекает письмо» [аль-Хайтам]. А способы этой передачи были самые различные: шумерские глиняные таблички, египетские манускрипты, китайские иероглифы, глаголические буквы-образы, кириллическое письмо...   И, наверное, такие, которые уже утрачены или забыты.  О них мы можем уже никого не узнать.

Посмотреть книгу на сайте издательства: тут

 

Подробнее о фонде Бета-версия