ГЛАВНАЯ МЕДИАТЕКА НОВОСТИ КАБИНЕТ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ Войти Регистрация

Загадка русского Пантеона


Наиболее известные Пантеоны в мире - это Римский и Парижский. Один из них, поофициальной версии, построен в начале 18 века, а другой – в начале нашей эры. Однако в этот ряд можно поставить и еще одно сооружение - не просто схожее внешне, но и на голову превосходящее своих «собратьев» по архитектурному мастерству и загадочности происхождения.

Это грандиозный Исаакиевский собор в Петербурге. Его "биография" таит в себе столько загадок!  Главная из них может быть сформулирована следующим образом: кто является Исаакию истинным братом – Пантеон эпохи классицизма или памятник древней Римской империи? 

Разгадать небольшую часть загадок, которые нам задает Исаакиевский собор, мы попытались вместе с искусствоведом и петербургским журналистом Лидией Куликовой, которая более пяти лет работала экскурсоводом в Исаакии под руководством директора и известного исследователя собора Георгия Петровича Бутикова.

Пролог. На первый вопрос о том, встречались ли за время работы экскурсоводом какие-либо противоречия в истории собора, процессе его постройки, нестыковки в датах и другие странности, Лидия Николавна сходу ответила «Нет. Все четко и ясно». Однако во время беседы уверенность эксперта постепенно угасала. И разговор вместо обычного интервью превратился в совместный исследовательский процесс.

- Почему к строительству русского собора, как и большинства известных сооружений Петербурга, привлекали только иностранных архитекторов? Разве ни один россиянин не претендовал на строительство Исаакия?

- Архитекторы буквально дрались за собор. Но, конечно, борьба шла только между иностранными специалистами. Думаю, дело в том, что наши мастера были еще слишком неопытны, да и власти больше благоволили к чужеземцам. Как известно, в те времена существовал стереотип, что сами мы ничего толкового сделать не можем. Только вот непонятно, зачем пригласили этого Монферрана и с таким трудом возвели эту громадину, которая совершенно не вписывается в окружающий облик города. Он как будто из другой эпохи. И это еще не говоря о его внутреннем убранстве! Там же сплошное смешение стилей, эклектика. В православном соборе – абсолютно не характерная для православия пестрота в виде разноцветных камней и привнесенных из католицизма витражей, мозаик и панно. И что еще более не присуще православию, так это солярно-свастичный орнамент на полу – элемент античной, языческой культуры. И этот элемент совершенно точно в русской культуре тех лет нигде не фигурировал. Любопытно, что сам Монферран свой странный выбор никогда и никому не объяснял. Якобы просто соединил все, что пришло в голову.

Журналистское блиц-расследование: В случае с орнаментом мы упираемся в дилемму:оригинал или заимствование. Подобные свастичные фигуры украшают и древний храм в ливанском городе Баальбеке ,и при этом их можно увидеть и на полу Пантеона в Париже, который, по официальной версии, построен чуть раньше Исаакия. Конечно, можно предположить, что Монферран просто «слизал» орнамент с французского Пантеона. Но в случае с Исаакием, речь идет о православном храме, где все должно было быть очень строго при использовании допустимых христианских символов. И официальная история так и заявляет, что это совсем не «храм всех богов», как и не усыпальница известных людей.

Кроме этого, есть еще одно «но». Колонны Исаакиевского собора построены из цельногогранита, как и в античных сооружениях, Римский Пантеон не исключение. А колонны Пантеона в Париже – из бетона, который начал крошиться и трескаться еще до завершения его строительства. Бетонные колонны просто не могли выдержать тяжесть купола, и инженерам пришлось придумывать сложную металлическую конструкцию, чтобы здание не развалилось. Хотя следует быть реалистами, посмотреть на этот Пантеон через призму цифровых исследований и понять, что и его строительство в соответствии с традиционной версией развития человеческой цивилизации в начале XVIII века маловероятно. Если это только не было попыткой воспроизвести некие «секретные» технологии, взятые неведомо откуда и не понятно как «работающие», отсюда и ошибки в строительстве колонн и дополнительные металлические конструкции и пр.

- Документы, оставленные Монферраном, в том числе его зарисовки, содержат в себе много противоречий. К примеру, в тетради архитектора изображен третий храм как действующее сооружение (сегодня мы якобы имеем дело с четвертым храмом), а на заднем фоне виден вход в окруженное садом Адмиралтейство. На деле же вокруг Адмиралтейства был ров, засыпанный в 1823 году, когда третьего храма уже не было. А согласно истории служб собора, протоирей Алексей Малов служил в третьем храме до 1836 года, когда уже строился четвертый собор. Чем можно объяснить такую путаницу?

- Проектирование собора шло медленно, кропотливо, со спорами. Не все нравилось заказчику – государю. Было много переделок… Но эта ошибка совершенно точно не могла быть оплошностью. Исаакий – вообще сплошная загадка.

- Тогда еще немного хронологических нестыковок. Открытие Александровской колонны датировано 1834 годом. В 1836 году в Париже выходит книга с литографией, где на заднем плане изображен построенный Исаакиевский собор. Но в это время еще даже не были установлены верхние колонны (это произошло годом позже). Кроме того, на рисунке Монферрана, где Исаакий еще без верхних колонн, видно адмиралтейство с коротким шпилем, который был разобран в 1806 году и позже перестроен в удлиненном виде.

- Предполагаю, что нестыковок намного больше. Но здесь можно дать следующее объяснение. В вопросе с литографией, думаю, имело место банальное хвастовство Монферрана перед французами, которым он мог показывать проекты собора. То есть, архитектор, вероятно, выдает желаемое за действительное. Во втором случае, речь идет об обычной халатности – архитектор просто нарисовал Адмиралтейство в том виде, в котором оно существовало раньше. Хотя с его стороны это на удивление несерьезный подход к работе. Может, это был единичный такой случай.

- Однако достоверно известно, что Монферран прибыл в Петербург лишь после того, как русские войска победоносно вошли в Париж, то есть, после 1814 года. И выдать эту оплошность за его личные воспоминания никак нельзя. Кроме того, вы правы, расхождения на этом не заканчиваются. Существуют документы, свидетельствующие о белее раннем строительстве собора. Наиболее ранний из них – рисунок авторства Б.Патерсена «Вид на Исаакиевскиевский мост и Сенатскую площадь со стороны Васильевского острова» - датируется 1803 годом. На данном рисунке собор изображен за 55 лет до его строительства! Более того, в эти годы его еще даже не начали проектировать. Существуют также несколько литографий 1820-х и 1840-х годов, на которых также изображен «готовый» Исаакиевский собор. Но их хотя бы можно объяснить богатым воображением художников, знакомых с проектами Монферрана. И, наконец, сам архитектор, очевидно, снова выдавая желаемое за действительное, изображает собор во всей красе уже в 1834 году, - на последней странице его альбома есть литография, посвященная параду в честь открытия Александровской колонны в Петербурге. Собор, как мы помним, еще крайне далек от завершения.

- Если эти документы действительно существуют и они подлинны, то в этом вопросе нужно серьезно разбираться – не понятно, почему это не сделано до сих пор. Как объясняют это ученые?

- Никак.

- Как и всегда в нашей исторической науке. Но этот случай – действительно что-то сверхъестественное, и эта загадка требует разгадки. Быть может, в нашей истории все вообще перевернуто с ног на голову, и никто даже не пытается в этом разобраться. В этом плане вышеуказанный документ 1803 года наиболее интересен, так как абсолютно необъясним с точки зрения официальной версии истории. Что же касается рисунков самого Монферрана, то нельзя же всегда выдавать желаемое за действительное, это несерьезно. Что-то кроется за этим. Я даже предполагаю, что Монферран вполне мог просто реставрировать собор, который существовал задолго до него. Если автором этих рисунков вообще является он, а не человек, который и в Петербурге-то никогда не был – о чем говорит история с несуществующим шпилем Адмиралтейства.

- В пользу версии о реставрации говорят также и леса на рисунках Монферрана – они больше похожи не на несущие строительные конструкции, а на опоры, устанавливаемые возле стен здания для проведения отделочных работ… А рабочие у него почему-то изображены в шляпах, хотя это далеко не традиционный для России головной убор.

- Предполагаю, что Монферран мог всех одеть в шляпы на французский манер, ведь ему был дан карт-бланш, и он имел опыт работы…. Который внедрял во всем. И, наверняка, при строительстве было задействовано много французских инженеров – может быть, они были в шляпах. 

- А каков опыт работы Монферрана? Почему мы не слышали ни об одном его крупном произведении, скажем, на родине?

- Не назову сейчас точно, но он наверняка что-то строил до этого…. Но блеснул он только Исаакиевским собором и Александровской колонной, которые были признаны во всем мире.

Журналистское блиц-расследование: Наш эксперт недаром оказалась в тупике после вопроса об архитектурном опыте Огюста Монферрана. По той простой причине, что такого опыта у чужеземного мастера просто не было. До прибытия в Петербург француз не реализовал ни одного самостоятельного проекта! О нем вообще известно крайне мало. Учился в Париже, воевал, получил орден Почетного легиона. В его биографии говорится, что до прибытия в Петербург он участвовал только в строительстве церкви Марии Магдалины (церкви Мадлен) на площади Согласия в Париже. Однако если мы обратимся непосредственно к истории строительства церкви Мадлен, то обнаружим, что работа над ней велась не один десяток лет – сначала под руководством Контана д’Иври, позже – Пьера Виньона. Церковь в античном стиле была построена в 1842 году. Одно удивляет – имя Монферрана среди мастеров почему-то не упоминается в общедоступных энциклопедиях. Разумеется, нельзя утверждать обо всех источниках, но можно сказать определенно, что архитектор Исаакиевского собора играл при строительстве французской церкви далеко не главную роль. Вот такой удивительный талант, который раскрылся лишь на русской земле.

В 1814 году никому не известный Огюст Монферран привлек внимание императора Александра I своим альбомом архитектурных проектов, посвященных лично российскому самодержцу. Француза, воевавшего в наполеоновской гвардии, вдохновила блестящая победа русских войск, незадолго до этого вступивших в Париж. Потом он был приглашен в Петербург, где и работал до самой смерти, то есть, возможности блеснуть на родине не было. Среди серьезных архитектурных сооружений мастера – только Исаакиевский собор и Александровская колонна!

- Предлагаю коснуться самого серьезного и необъяснимого вопроса – технологии строительства собора. Он состоит из трех частей – способы обработки, способы транспортировки и способы установки. Речь идет, главным образом, о колоннах из цельного гранита – невероятно тяжелых и твердых. Каким же образом их обрабатывали до столь безупречной гладкости и округлости?

- Я сейчас не вспомню всех деталей, но об этом должно быть очень много информации.

- Ее нет. Нам предлагают верить, что колонны круглыми вынимали из карьера, а если и обрабатывали, то вручную.

- Есть такая версия, что всех, кто владел технологией, просто лишали жизни. Однако бесследно она исчезнуть, конечно, не могла – тем более за такое короткое время. Но можно точно сказать, что вручную это было сделать невозможно, иначе понадобились бы сотни лет. Полная неизвестность.

- Но у Монферрана все четко объясняется, рисунки очень красноречивы. Все делали либо неведомые силы, либо крестьяне вручную.

- Я в тупике.

- Ну а на чем же перевозили колонны?

- Как на чем – лошади и телеги. Плюс ко всему должно было быть специальное устройство из рычагов и тросов. Кто-то придумал, - наверняка, Монферран, у него был опыт подобной работы.

- История молчит об этом, также как и об опыте Монферрана. 

- По земле перетаскивали на колесах. Было какое-то примитивное-примитивное устройство, которое действовало, в основном, за счет людской силы.

- Сколько же человек в этом участвовали?

- Тысячи, не меньше.

- А из чего же делали колеса, которые выдерживали такую тяжесть? Ведь каждая колонна весила по 64 тонны…

- Даже не представляю, из чего их надо было делать, как выдерживали все это веревки, и сколько нужно было людской силы… 

- То есть, это было невозможно?

- Невозможно. Это находится фактически за пределами возможного. Веревки порвутся, жилы у людей порвутся, так как гору невозможно сдвинуть с места, хоть миллион человек заставь это делать. А там каждая колонна – гора. Какой-то Древний Рим. Это страшная тема, которая просто не укладывается в голове. Смешно звучит и глупо звучит, что сейчас это невозможно сделать, а тогда было возможно. Но раньше нам такие вопросы не задавали. Только удивлялись – и как же это могли поднять?

- И как же колонны поднимали?

- Только сейчас прихожу к выводу, что это невозможно – где такую веревку взять. В наши дни при реставрации Морского собора в Кронштадте при помощи крана не могли с первого раза поставить позолоченный крест, килограммов 200 весом, – он упал. Потом ночью ставили заново – без зевак. И никаких колонн в этом соборе – Боже упаси! – нет.

- Тем более, верхнюю колоннаду невозможно собрать путем безмашинной сборки…

- Если бы такие колонны наверх тащили люди, как показано на рисунках Монферрана, то собор бы просто обвалился от такого количества людей. Вопрос строительства – вообще дело очень темное. Только сейчас понимаю, почему об этом не хотелось говорить на экскурсиях. Да и информации было крайне мало.

- О неизвестной машинной технологии говорят и гранитные заплаты на колоннах, которые также невозможно сделать вручную и которые встречаются в античных храмах. То есть, эта машинная технология была утеряна много веков назад. Судя по всему, речь идет о твердосплавном и высокоскоростном инструменте, для которого был бы слабоватым паровой или водяной двигатель. В официальных источниках нет никакой информации о подобных станках или подъемных механизмах. Более того – таких технологий не существует и в наши дни. А для внутреннего убранства собора требовались высокоскоростные режущие инструменты… Как мы понимаем, пазы в малахитовых колоннах нельзя было выпилить лобзиком. Мы и сегодня не смогли бы повторить этот трюк. Как же в те времена вырезали панели из мрамора и пазы в малахите?

- Об этом ни слова не говорилось, а в детали никто не вдавался. Поставили и все. А что вы скажете о сроках? Сегодня дом кирпичный строят за пять лет, а в те годы якобы за тот же срок возвели Александровскую колонну, за 11 лет без машин построили Казанский собор, за 8 лет – Эрмитаж. Конечно, все это фантастика, которая кому-то была очень выгодна.

- Дополню, что для быстрой и безупречной сборки необходимы системы стандартизациии сертификации, проектный институт и масса образованных людей? Было ли что-то подобное в те времена?

- Ничего не было, зато были лихие воеводы с нагайками. Сборкой могли заниматься иностранные инженеры либо наши умельцы, имена которых замалчивались.

- До нас действительно дошло очень мало имен русских мастеров, участвующих впостройке собора. Едва ли не единственный – камнетес Самсон Суханов, который якобы вырубал из скалы куски шириной с трехэтажный дом и длиной с десятиэтажный (подробней и о других его подвигах тут) . Известно, что в 1803 году у него было предприятие, которое занималось строительством нескольких зданий в Петербурге. Однако о самом мастере сведений почти не сохранилось, а имеющиеся скудные факты – весьма противоречивы. Ему присваивают разные отчества, разные даты рождения и смерти, неизвестно также и место его захоронения. Изображений его, естественно, не сохранилось.

- Все мастера, которые трудились на строительстве собора, сгинули в небытие. Осталось только имя Монферрана. Больше назвать абсолютно некого – только он и безымянный «народ». Поэтому нет ничего удивительного в том, что Суханов – фигура полумифическая.

- Почему мы не можем построить подобное сегодня, тем более, за те же сроки?

- Потому что у нас сейчас демократия и толерантность, а тогда была палочная система и голод. Заставляли работать, а сейчас заставить нельзя.

- Да, Пантеон в Риме тоже  вроде бы построили рабы…

- Исаакий с Римским Пантеоном вообще одно и то же! Достаточно на них взглянуть. И в обоих случаях абсолютно необъяснимый процесс строительства.  

- Следует заметить, что сооружений с колоннами из цельного гранита в мире не так много… Про Пантеон в Париже мы уже забыли – это бетонная профанация, хоть и высокоточная с точки зрения цифрового анализа. Плюс ко всему на рисунках Монферрана к собору можно заметить прямоугольные технологические отверстия, как на древних мегалитах (см. храм в Баальбеке и храм Аполлона в Дельфах). Что это за отверстия и для чего они нужны?

- У этих отверстий совершенно точно было практическое применение, и потому оправдать их простым заимствованием нельзя. Но Монферран не дает какого-либо ответа о предназначении данных отверстий.

- Так нельзя ли предположить, что Пантеон в Риме и Исаакиевский собор принадлежат к одной эпохе?

- Это невозможно, если верить в то, что строительство Петербурга начал Петр I, и раньше здесь были сплошные болота. Версия имеет право на существование только в качестве гипотезы, но это слишком смелая для истории гипотеза.

- Тогда напоследок еще один вопрос. В Исаакиевском соборе 9 ступеней, однако 6 из них ушли под землю. А при раскопках на Дворцовой площади был обнаружен культурный слой глубиной в 1,5 метра. Сверху – современная мостовая и асфальт, под ней полутораметровый слой грунта, а под грунтом – еще одна мостовая, на которой и стоит Исаакий. Откуда на площади такой слой грунта? Ученые утверждают, что он мог образоваться только после серьезной катастрофы, наводнения, но об этом нет никаких данных. Если же он образовался сам, то для этого нужны были многие сотни лет. Каков же возраст нижней мостовой и самого Исаакиевского собора?

- Думаю, этот вопрос можно отнести к риторическим.

Журналистское блиц-расследование: Для ответа на «риторический» вопрос автор интервью поставил себе задачу – выяснить, какие здания в мире могут похвастаться колоннами из цельного гранита и к какой эпохе они принадлежат. Если Римский Пантеон, хотя бы официально, признан античным сооружением, то Пантеон в Париже - это чистейшая профанация и подделка. Исаакиевский собор нельзя назвать подделкой, копией или какого-либо рода заимствованием. Колонны здесь, как и у римского собрата, высечены из цельного гранита, который самостоятельно, без каких-либо сложных металлических конструкций, способен выдержать тяжелейший купол (и не «треснуть по швам», как Пантеон в Париже). То есть, технологически эти сооружения стоят примерно на одном уровне, правда, Исаакий, прямо скажем, искуснее. И при этом Пантеон Римский - это постройка начала нашей эры, след рухнувшей империи, технологии которой безвозвратно утрачены, а Исаакиевский собор - новейшее сооружение, построенное крестьянами за несколько лет. Правда, никто не может объяснить, по какой технологии, но официальная версия истории принимается за аксиому и не требует доказательств.

Пантеон в Париже работы архитектора Суффло построен в конце 18 века по образцусобора святого Павла в Лондоне и Пантеона в Риме и имеет такой же купол, как у Исаакиевского собора и Капитолия в Вашингтоне. В официальных источниках сообщается, что его колонны делались из легкого материала, и когда время шло к завершению строительства, в столбах, держащих купол, и соседних колоннах появились сколы – тяжесть сводов подавляла слабые подпоры и угрожала разрушением здания. Поддерживающие верхнюю часть церкви столбы осели и треснули. Строителям срочно пришлось придумывать опорную металлическую конструкцию, благодаря которой здание дожило до сегодняшнего дня. В этой связи можно сразу развеять сомнение некоторых скептиков относительно Исаакия и Александровской колонны – действительно ли они сделаны из гранита? Ни на какие ухищрения строители собора в Петербурге не шли – его колонны как стояли, так и простоят еще не один век, потому что им нипочем тяжесть купола. Александровская колонна – сама по себе доказательство своей подлинности, ведь, как известно, она держится только за счет своего веса. Если бы речь шла не о граните, то удержать ее на постаменте было бы невозможно.

В случае с Парижским Пантеоном автор статьи долгое время пытался найти ответ на элементарный, казалось бы, вопрос - из какого именно материала сделаны его колонны. Но в общедоступных источниках просто нет ответа на этот вопрос. Даже при описании всех мытарств строителей, архитекторов, инженеров и реставраторов с этими колоннами и ненадежным материалом старательно замалчивается его - материала - имя. Вот именно - замалчивается, нет никаких сомнений, что это делается намеренно. Вопрос – зачем? Ведь сказано же о Римском Пантеоне - колонны из цельного гранита, с Исаакием то же самое, а здесь снова загадочная априорность. Догадайтесь сами, что это за гранит мы такой использовали, который у нас трескался и крошился, не выдерживая тяжести купола. Ведь, наверное, именно с Парижского Пантеона француз Монферран «слизал» образец для Исаакиевского собора? В этом нас хотят уверить историки? Тогда понятно, почему такая тишина вокруг материала - ведь это ключевой момент, который способен спутать все карты. Где это видано, чтобы в прототипе колонны делали из какого-нибудь бетона, который еще и по кускам собирали, а русские крестьяне для своей копии сварганили колонны из цельного гранита.

Существуют, конечно, и другие противоречия, которые берут начало от самого процесса проектирования. Предположить, что великолепие ВСЕХ Пантеонов сделано без проекта, достаточно сложно (просто просмотрев цифровой анализ по Парижскому Пантеону). Сооруженьице надо было предварительно как-то обсчитать (если не хотелось в последний момент мастерить железные подпорки). Интересно, как?  Будем реалистами, Чарлз Бэббидж, попытавшийся создать счетную машину, родился уже после окончания строительства Парижского Пантеона. Да, и не создал он ее. Конечно, это не значит, что не существовало «компьютеров» и калькуляторов» - они были, но в виде людей, обладающих специальными навыками, и их услуги стоили очень дорого. Обсчитать такой проект было сверхзатратным делом. В это время начинают активно выпускаться различные таблицы логарифмов, чтобы хоть как-то снизить «расчетные затраты». Так, например, Британское Бюро долгот с гордостью сообщает в 1767 году, что для ежегодного  издания «Морского альманаха» над вычислениями трудится команда из 35 человек (34 мужчины и одна женщина, ее имя даже приводится в источниках). Интересно, что данных по проектированию зданий тоже якобы не осталось. Есть рисунки, литографии, но отсутствуют расчеты по строительству и по доставке крупногабаритных  частей и деталей.  Хотя мы знаем из опыта, что стоит только проектанту неподрасчитать прочность фундамента на нашей даче, и она неминуемо покосится даже при всей своей «немонументальности».

Вероятно, имеет смысл выдвинуть невероятную для традиционной истории гипотезу,  что Исаакий - ровесник (как минимум) скорее Римскому Пантеону, о чем говорит и одинаковый технологический уровень, присущий, очевидно, одной эпохе, а не Парижскому сооружению (хотя и оно вызывает массу вопросов). Французский Пантеон теоретически мог быть сделан по образцу Исаакиевского собора (учитывая те же солярно-свастичные орнаменты на полу в обоих сооружениях), только вот французское сооружение получилось не таким стойким, как хотелось бы. Здание, действительно, требует систематических реставраций, что свидетельствует скорее о «технологии копирования», а не о понимании сути вещей при строительстве.

 

В случае со зданием Капитолия в Вашингтоне мы также имеем дело со старательным замалчиванием информации о строительном материале. Не учтен только один момент – что к этому вопросу можно подойти и с другой стороны. Существует всего два способа возведения колонн, подобных античным. Простой способ – из бетона, сложный – из цельного гранита. Если призвать на помощь самый доступный и информативный источник – Интернет, то можно быстро обнаружить, строители каких сооружений не боялись сложностей. Okay, Google. Покажи-ка нам все, что у тебя есть по запросу Monolithic granite columns (колонны из цельного гранита). Первыми в списках мелькают Исаакиевский собор и Александровская колонна, далее – Казанский собор и Римский Пантеон. При анализе всего содержимого картинок и текста видим: 1. Коринфские колонны в испанской Мериде, 2. Античные сооружения Рима, 3. Древняя сирийская Пальмира, 4. Парфенон, 5. Храм в Баальбеке (Ливан) и другие древние постройки. Конкретизируем запрос, чтобы никого не обидеть: Monolithic granite columns France. По понятным причинам парижского Пантеона здесь нет, зато очень много изображений Исаакиевского собора и проектов Александровской колонны. И ни одного французского сооружения. При еще более конкретном запросе со словом Paris – та же печальная ситуация. Если здесь и мелькают фото Пантеона, то только римского. Дабы до конца разобраться с Капитолием и вообще с США поищем Monolithic granite columns USA. Догадаться не трудно – и в Штатах у нас царят античность и Петербург. И, конечно, никакого Капитолия.

Врать о гранитных колоннах никто бы не стал – удобнее скромно молчать об их отсутствии. Иначе слишком сильно выделялся бы Петербург на фоне античности. 

Эпилог. Этот вывод звучит как «гром среди ясного неба», но Исаакиевский собор – это единственный храм современности, полностью соответствующий античной архитектуре. Это упрямый факт, а переписать историю – легче, чем возвести монолитную гранитную колонну.

Подробнее о фонде Бета-версия